Бьянко и Лафоркад proafery.ru

Бьянко и Лафоркад

Середина XIX века 880 0

Придумать и реализовать сложную многоэтапную аферу в среде, где аферисты правят бал - задача не из легких. Но сеньор Бьянко смог обдурить всех воротил игорного бизнеса, кроме еще одного шулера – мсье Лафоркада. Основанный на шантаже тандем просуществовал недолго: как только риск быть пойманным превысил возможную прибыль, Бьянко с облегчением покинул “компаньона”, оставив того один на один с полицией. Но как же получилось обмануть всех держателей казино в Гаване?

Предыстория

Карты, как гадальный атрибут, появились первоначально у жрецов и цыган, так что первыми карточными аферами были ложные предсказания. Тюрьмы и каторга, куда за провинности попадали в основном цыгане, стали местом, где карточной культурой всерьез занялись люди, сходящие с ума от скуки.

В тюрьмах часто бывали матросы, различные запутавшиеся в жизни люди, а также разнообразные криминальные личности. Совместными усилиями, используя знания, полученные от цыган, сидельцы создали игровую систему, основанную на 36 или 54 разноцветных картинках.

Старшие и младшие арканы в таро превратились в «картинки» и «мелочь».

Картинки четырех мастей

Сами картинки отражают иерархию общества: король, его дама и их вассал, он же валет. Тузом считался случай, рок, или высшая воля (промысел Божий). Мелкие картинки без лиц фактически обозначали простолюдинов.

В колоде для игры осталось всего 54 карты, а 4 стихии классического таро были заменены мастями, которые ассоциировались с известными правителями древности. Так, бубнам соответствовал Гай Юлий Цезарь, пикам - Давид, червам покровительствовал Карл Великий, а трефам - сам Александр Македонский.

Родоначальники карточных мастей

Многие художники, заметив, как популярны карточные игры, разрабатывали то, что сейчас назвали бы дизайн-концептом колоды, и продавали изумительной красоты карты, как в типографии для последующего тиражирования, так и в мастерские для ручного оформления. Чтобы напечатанные на бумаге карты не просвечивали, была придумана «рубашка» - мелкий геометрический орнамент на обороте карт.

Небольшие неточности в мелком повторяющемся паттерне уловить сложно, и вскоре появились шулеры, которые крапили колоды и обманывали партнеров по игре. Игра обычно велась на деньги, принимаемые в виде ставок. Иногда на кон ставили имущество, готовность выполнить определенные условия победителя, крепостных крестьян, жён и детей и даже собственную жизнь.

Крап на картах

Первоначально крап наносили с помощью пятен грязи, вина, следов жира от еды – всех тех загрязнений, которые естественны в ходе игры. Но вскоре такой крап начали вычислять, и мошенникам пришлось изобретать все новые и новые способы: царапины и проколы наносились на карту специальным шипом на обороте перстней, колоды воровали и крапили дома, вплетая в узор значки, чтобы вернуть на место и потом играть этой колодой. Но синьор Бьянко превзошел всех.

Начало аферы

Бьянко родился на территории Испании в первой половине XIX века, в семье греков-переселенцев. Детство и юность его остаются тайной, однако к моменту начала громкой аферы он уже был достаточно богатым и опытным шулером. Набравшись опыта и подкопив денег, аферист планировал покорить Гавану - игровую мекку того времени.

План был гениален: Бьянко купил большую партию карточных колод средней ценовой категории, какие обычно закупают оптом для игорных домов. Получив товар, хитрый аферист отметил крапом все колоды, так что даже замеченный крап можно было выдать за брак.

Крапленые колоды отплыли в Гавану, где за пару месяцев попали на все игровые столы. Продажу осуществляли нанятые Бьянко через подставных лиц торговые агенты.

Наступил 1856 год, и шулер, получивший прибыль от продажи карт, выдвинулся следом.

Казино 19 века

Приехав в Гавану, он начал играть, но очень, очень осторожно: начиналось все с жалобы на огромный проигрыш в другом месте, причем Бьянко прибеднялся так талантливо, что его искренне жалели. Потом шла небольшая ставка. Нащупывая крап пальцами, он на грани фола выигрывал первый раз и “на радостях” ставил все на новую партию. Естественно, побеждал. После чего покидал казино, нравоучительно рассказывая всем, что однажды не сумел остановиться и потерял всё.

Казино XIX века привлекали клиентов бесплатной едой и доступными женщинами, поощряя стремление оставить все деньги за игорным столом. В результате Бьянко не тратил денег, кроме специальных подставных проигрышей, усыплявших подозрения. Впрочем, более двух раз хитрец в одном заведении не играл.

Жизнь шулер вел максимально скромную: сам чистил костюм, снимал комнату в дешёвом отеле, никогда не ел в ресторанах и даже бесплатное шампанское не пил, ссылаясь на привычку к скромной жизни. На такого сдержанного и умеренного человека подозрение в шулерстве просто не могло пасть.

Неприятное знакомство

Так могло продолжаться долго, ведь Гавана была игровой столицей мира, и деньги там вращались нешуточные. Бьянко вполне адекватно оценивал риски, хитро имитировал проигрыши, очень натурально радовался удаче. Возможно, его ждало большое будущее на сцене, но он отчего-то попал в казино. И, к сожалению, не только он.

Картежники хужожника Годвига.jpg

С одним из французских кораблей в Гавану прибыл еще один грек, на сей раз французского происхождения. Будучи шулером, не обладающим таким же полетом фантазии, как его испанский коллега, Лафоркад планировал аферу попроще: он проник в одно из дорогих казино для приличной публики, и стащил колоду карт.

Идея его была проста: крапленые карты можно было вернуть в то же казино и играть там до тех пор, пока колода не выйдет из обращения. Каково же было его удивление, когда на колоде казино опытный шулер обнаружил незаметный для любителей крап.

Предположив, что встретился с коллегой, Лафоркад решил пойти в другое заведение, но и там колоду украшал точно такой же крап. Проверив еще несколько игорных домов, шулер сообразил, что кто-то ведет большую игру. Оставалось вычислить, кто именно.

Лафоркад подошел к делу серьезно и обстоятельно (как знать, быть может, его ждала карьера сыщика, а не шулера?). Он начал внимательно наблюдать за удачливыми игроками в богатых заведениях. Бьянко он обнаружил, хотя и не сразу.

Тот как раз оседлал удачу и сорвал большой куш, когда Лафокард предложил партию в карты. Отказывать Бьянко не стал и выиграл десять луидоров - небольшую сумму. Однако вместо желания отыграться Лафоркад вдруг сообщил, что ему известна схема, по которой играет Бьянко. Вариантов было два: оказаться в полиции или обзавестись нежеланным партнером.

Так появился тандем, ставший знаменитым.

Парижский паразит

Лафоркад, конечно же, не понял и десятой части гениального плана Бьянко. Он не соблюдал правил, тратил деньги, играл сразу на выигрыш, делал крупные ставки. К тому же, вел себя развязно, пользуясь бесплатной выпивкой и девочками, предоставленными казино. Подобное поведение привлекало внимание и к Бьянко, которого часто видели с шумным транжирой.

Останавливаться Лафоркад не собирался, а на все уговоры отвечал агрессией и шантажом, вымогая еще денег у коллеги. Бьянко понял, что пора заканчивать масштабную игру. Тем более, что колоды с крапом изнашивались, и многие игорные дома заменяли инвентарь.

Так что, одной прекрасной ночью Бьянко исчез, прихватив с собой все честно выигранное за время аферы. Лафоркад, конечно, огорчился, что компаньон сбежал, но продолжил посещать игорные дома, в которых крапленые колоды еще сохранились. Однако без постоянного присмотра Бьянко шулер совсем утратил чувство меры, играя и только выигрывая несколько партий подряд.

В один из вечеров соседи по столу потребовали заменить колоду, и Лафоркад проиграл, а руководство казино потребовало расследования. На колоде был найден крап, так что отпираться было бессмысленно. Афера завершилась.

Карточные игроки

Лафоркада арестовали. Впрочем, имея деньги, он нанял отличного адвоката, который выставил подзащитного жертвой интриг Бьянко. В итоге «запутавшийся» Лафоркад был оправдан, потому что карты в Гавану привез не он, план принадлежал не ему, а он всего лишь жертва обстоятельств. Картина и вправду получалась жалостливая: Бьянко сбежал, оставив друга без копейки денег, но рассказал о своей афере, так что бедняга Лафоркад был вынужден воспользоваться крапом, чтобы купить билет до дома.

Эпилог

Мошенник и хитрец Бьянко вернулся в Европу с приличным состоянием, и, сойдя с корабля, испарился. Как будто его и не было. Теперь он был богат и вполне мог сменить не только имя, но и род занятий. Лафоркада освободили, и его след затерялся еще в Гаване.

Грандиозная афера с картами увенчалась успехом, и даже завершение в духе Хармса не испортило общего впечатления. Первоначальный план, его исполнение, продуманность всех действий, просчет реакций публики - все было безупречно. К сожалению, подельник-шантажист так и не смог осознать, насколько изящную игру он испортил: интеллектуальный уровень шулера Лафоркада не позволял понять реальный размах аферы и оценить ее перспективы.

Обсуждение
Гость

Ваш комментарий

Защита от автоматических сообщений