Десперати Джованни proafery.ru

Десперати Джованни

1884 - 1957 509 0

Мечты о славе свойственны романтикам, а практичные люди, вроде Жана де Сперати, думают в первую очередь о деньгах. Что не мешает им находить талантливые и даже гениальные пути обогащения - и тут известность практически неизбежна. Вот и Сперати научился создавать настолько качественные подделки уникальных марок, что получил титул Убийцы Филателии, попутно заработав изрядное количество денег.

Начало

14 октября 1884 года в семье отставного полковника, а ныне бумажного фабриканта Десперати (в ряде диалектов Деспераччи), родился четвертый сын. Мальчик получил имя Джованни. Городок Пистоя, славный своими садами и цветочными рынками, был небогат, но приветлив, и юный итальянец рос таким же - славным, приветливым и шумным.

Дело отца приносило совсем мало денег, а вскоре бумажная фабрика и вовсе разорилась. Вместе с братьями юный Джованни начал искать способы заработка. В итоге старший из братьев Десперати решил стать военным, один из средних пошел в ученики к фотографу, второй подкопил денег и открыл собственный журнал для филателистов под названием «Сан-Марино».

Джованни, как самый младший, отправился учиться. В Болонье он изучал типографское дело, технику фотографии, а также в совершенстве овладел искусством гравюры и книжной миниатюры. С детства он был любопытен, и потому помнил, что на отцовской фабрике изготавливали разные сорта бумаги, включая имитации уже не выпускающихся видов.

Юный Десперати восстановил по памяти технологии обработки, состаривания, придания ветхости и особых примет времени - и эти знания заложили основу его будущего процветания. Вместе с братом Марианно Джованни изготавливал открытки с гравюрами, которые позволяли прокормить семью.

Мать Джованни, Мария, была умной и образованной женщиной, так что многие знания дети получили от нее. Она же подала идею объединения талантов троих сыновей - Марианно, Массимо и Джованни - старшие в тот момент выпускали марки для Тосканского общества филателистов.

Таким образом, Джованни получил все необходимые навыки для успешного создания своих имитаций, которые легко было принять за оригиналы.

Первые шаги к самостоятельности

Талантливый юноша работал в мастерской братьев, оттачивая мастерство имитации старины, изучая альбомы с марками и постепенно вникая в систему торгов, которая служила для обмена наиболее редкими и ценными марками. Лишь в 1910 году он решился - и первая подделка была продана на аукционе Берлина.

Генрих Кёхлер, известный филателист, владелец процветающей фирмы и знаменитый дилер, попался на обман Джованни. Факт подделки марки вскрылся позднее, и газетчики не упустили шанса перемыть косточки дилера, изрядно подпортив тому репутацию.

Первые шаги на ниве подлога были не самыми удачными: Десперати регулярно ловили на подделке, его имя не вызывало доверия у филателистов. Незадачливый мошенник был вынужден перебраться в Бельгию, а затем и в Голландию, но и там его нагоняла дурная репутация. Коллекционеров предупреждали, что марки от Джованни и Марианно Десперати - поддельные. Казалось, афера века не состоится, но тут случилась Первая Мировая война, и филателистам стало не до марок.

Кстати, так получилось, что на пятый день войны Джованни Десперати женился, связав себя узами брака с Марией Луизой Корн. Она стала его надёжной помощницей на всю жизнь.

Джованни Сператти с женой Марией Луихой Корн

Новое имя

Накопив немного денег и запятнав репутацию, Джованни перебирается в О-ле-Бон, небольшой и уютный городок на юге Франции, смутно напоминающий родную Пистою. Здесь он изменяет итальянское имя Джованни Десперати на французский манер и становится Жаном де Сперати.

Талантливый копиист увлеченно работает, создавая и состаривая уникальные марки старых выпусков, которые тянут если не на антиквариат, то, как минимум, на винтаж.

Отработав технологическую последовательность до идеала, Сперати, который для французов стал просто мсье Жаном, превзошел в качестве работы даже Фурнье. Подделки афериста не отличали от оригиналов признанные мировые эксперты. Пришло время для триумфального возвращения на аукционы.

Схема работы, продуманная Жаном де Сперати, была изощренно-прекрасна: создав копию редкой и очень дорогой марки, аферист отсылал ее независимому эксперту с самой чистой репутацией - и марка возвращалась с сертификатом подлинности. После такой проверки мошенник отправлял работы дилеру или выставлял на торги самостоятельно.

Образцы почтовых марок

Аферист мирно работал до 1942 года, отправляя марки почтой, однако нацистская оккупация внесла изменения в привычную уже схему. Все странные, необычные и подозрительные послания на почте стали проверять, и один из конвертов, отправленный в Португалию, вскрыли, обнаружив в нем раритетные марки на огромную сумму денег.

Сперати грозило серьезное наказание - хотя художник и указал в сопроводительных документах, что посылает обычные имитации, его талантливая работа ввела в заблуждение проверяющих. Вывоз ценностей облагался пошлиной, и Жана пригласили на беседу в отдел криминальной полиции. Контрабандой и мошенничеством занимались французские полицейские, оккупационные власти в эти дела не лезли.

Инспектор сообщил авантюристу, что пересылка раритетных марок без оплаты пошлины квалифицируется, как контрабанда, и за нее светит изрядный тюремный срок. Сперати возразил, что его марки - всего лишь имитация, не несущая культурной ценности, и не могут быть контрабандой. Однако полицейского он не убедил и был отпущен без права покидать город.

В годы войны властям было не до филателистов, и от мсье Сперати на несколько лет отстали. Но в 1948 разбирательство по неизвестной причине возобновилось. Мошенник внимательно изучил французские законы и выяснил, что термин «филателия» в них отсутствует, а подделка вышедших из обращения раритетных марок не является уголовным преступлением. Вдохновленный открытием, он стал ждать экспертизы.


Подделка или нет?

Джованни утверждал, что не является мошенником в прямом смысле этого слова. Он полагал себя копиистом, искусным имитатором, вроде художников, копирующих Джоконду, только достигшим большего совершенства в своей работе. Увы, перфекционизм оказался для него ловушкой.

Приглашенный полицией эксперт-филателист, Эдмон Локард, признал работы Сперати подлинными. Проведя предварительную оценку красок, бумаги, метода печати, водяных знаков, штемпелей и частиц пыли, оценщик назвал баснословную цену: 224 000 франков.

По счастью, полиция пригласила нескольких экспертов, и не все были согласны с Локардом. Мнения разделились примерно поровну, поскольку техника имитации была совершенной. Но Сперати спасли логика и здравый смысл одного из оценщиков Имре Вайда.

Швед был шокирован, обнаружив в одном конверте сразу десять прекрасно сохранившихся экземпляров редчайшей коллекционной ценности - желтой трехскиллинговой марки 1855 года выпуска. Эти марки было невероятно сложно встретить, и единственный достоверно сохранившийся экземпляр был продан с аукциона за 20 000 долларов. Так что наличие аж десятка уникальных марок одной серии было явным свидетельством подделки.

Со Сперати сняли обвинение в контрабанде, однако все равно арестовали - за время экспертизы полиция выяснила, что аферист и ранее рассылал крупные партии марок. Однако Жан был спокоен, ведь никаких серьезных преступлений по французским законам он не совершал.

Слушание завершилось конфискацией коллекций, арестом на год и присуждением штрафа за незаконный вывоз марок в размере 10 000 франков. Союз филателистических торговцев требовал компенсацию в 300 000 франков, но в итоге получил символическую сумму в 5 000 франков.

После тюрьмы

Отделавшись штрафами, годом тюрьмы и легким испугом, Жан понял важную вещь - его работы крайне сложно отличить от оригиналов, и если бы не оптовая партия марок, он никогда бы не доказал, что это подделки. А значит, дело стоит продолжать, учтя все ошибки прошлого.

Работа продолжалась, но больше Сперати с почтой не связывался, действуя через нескольких независимых посредников. После войны рынок раритетов и антикварных редкостей был переполнен товаром из разграбленных коллекций. Марки, созданные станком афериста, в этом огромном потоке выглядели естественно.

Разорившиеся коллекционеры продавали уникальные марки кляссерами, чтобы прокормить семьи, и копии перепутывались с оригиналами, перепродавались, выставлялись на торги повторно.

Считая свои марки едва ли не произведениями искусства, великий мошенник называл себя Рубенсом от филателии, вкладывая в подделку раритетов сердце и душу. Стараясь идти к еще большей реалистичности, Жан покупал старинные марки распространенных серий.

Филателист Джованни Сператти фото

Вместо того, чтобы состаривать бумагу, он очищал с помощью особого состава марку нужного года выпуска, сохраняя следы гашений и оригинальные водяные знаки. На очищенной бумаге мастер отпечатывал раритетную марку, используя характерные для периода красители и оттенки, высветляя их для имитации выгорания.

Тонкость колористической работы мастера можно оценить по использованию более, чем сотни оттенков зеленого и желтого, а также более, чем 60 сортов бумаги с разными фактурами и эффектами.

Единственное, что могло выдать фальшивку при тщательной проверке - метод нанесения рисунка. Сперати пользовался в работе литографической печатью, а оригиналы довольно часто печатались металлографическим способом. Со временем отличия становились все менее заметными, и уловить их мог не каждый эксперт.

Только прекрати!

Титул «убийцы филателии» Жан де Сперати получил за откровенный демпинг: свои подделки, схожие с оригиналами до полного тождества, он сбывал коллекционерам средней руки почти на треть дешевле их реальной цены. Сам аферист утверждал, что делает это из любви к филателии, давая возможность каждому коллекционеру получить редкую марку.

Многие потом перепродавали купленные подделки, и цены на настоящие раритеты тоже начали снижаться. Подделки вводили в заблуждение экспертов, провоцировали скандалы, портили дилерам репутации - и приносили Сперати легальный и более чем достойный для послевоенной Франции доход.

Наконец, филателисты сдались. В 1953 году Британское филателистическое общество предложило 10 миллионов франков в обмен на прекращение изготовления фальшивок и передачу мастерской музею. Жан согласился - он был уже немолод, и щедрое предложение позволило ему уйти на своеобразную пенсию.

Больше он не напечатал и не продал ни одной марки, а все готовые копии безвозмездно передал для составления каталога филателистам. В музей отправился сам литографический станок, штемпели, инструменты, клише редчайших марок, разработанные самим авантюристом. Работу станка до сих пор демонстрируют желающим, и отпечаток все еще очень четкий.

Филателист Джованни Десператти марка.jpg

Пенсия - отличное время для написания мемуаров, и в 1954 году Жан де Сперати выпускает руководство с названием «Комплексная техника изготовления имитации почтовых марок». Полезное и крайне любопытное издание не раскрывает всех тайн, хотя и дает общее представление о титанической работе по созданию технологии, которую проделал Сперати.

Великий аферист, чуть было не уничтоживший филателию, прожил долгую жизнь и скончался в курортном городке Экс-Ле-Бен (Aix-les-Bains) 27 апреля 1957 года.


 

Обсуждение
Гость

Ваш комментарий

Защита от автоматических сообщений