Люстиг Виктор proafery.ru

Люстиг Виктор

1890-1947 589 0
Виктор Люстиг относится к числу людей, которые, хотя и жили преступным промыслом, всё же сумели занять достойное место не только в криминальных хрониках, но и во всемирной истории. Хорошо образованный, харизматичный, обладавший отменными манерами, Люстиг находил общий язык с аристократами и гангстерами, предпринимателями и чиновниками, полицейскими и сокамерниками в тюрьме. Он вошёл в историю как человек, дважды продавший Эйфелеву башню, перехитривший самого Аль Капоне и создавший «денежный ящик». В беседе Люстиг мог убедить кого угодно в чём угодно и безумно нравился женщинам. Как водится, одна из пассий в конце концов великого мощенника и погубила. Но… обо всём по порядку.

По-немецки lustig означает «смешной, весёлый». Виктор не был клоуном по жизни, но одним из постулатов «Десяти заповедей мошенника», авторство которого ему приписывают, гласит: «Не будь занудой». Жизнелюбие и оптимизм никогда не покидали Виктора и помогали справляться с жизненными трудностями.

Самое забавное то, что Виктор Люстиг – не настоящее имя короля мошенников, а один из 45 его псевдонимов. В действительности при рождении мальчика нарекли Робертом Миллером.

Виктор Люстиг (Роберт В. Миллер) родился  4 января 1890 года в небольшом городке Гостинне в Богемии (нынешняя территория Чехии). По-немецки город назывался Арнау. До конца первой мировой войны Богемия входила в состав Австро-Венгерской империи.

Отец Роберта, состоятельный буржуа Миллер, служил бургомистром родного городка и мечтал о деловой и политической карьере сына. Он постоянно брал мальчика на службу, давая тому возможность набраться ума-разума. Роберт освоил бумажное делопроизводство, чиновничий этикет, узнал основы успешных переговоров и закулисных интриг. Вероятно, именно тогда в Миллере-младшем зародилось желание и умение манипулировать людьми.

Будущий аферист получил отличное домашнее образование, а затем учился в нескольких университетах Германии и Австро-Венгрии. В 19 лет он дрался на дуэли. По одной версии, она произошла из-за девушки, но не исключено, что это был обычный поединок по правилам так называемого мензурного фехтования.

Два студента становились на определенной дистанции (по-латыни "mensura"). Не двигаясь с места нужно было поразить исключительно лицо противника особой шпагой с заострённым плоским концом. Этот бессмысленный травмоопасный, но не убийственный спорт был весьма популярен у немецких студентов на рубеже веков. Многие деятели третьего рейха (Отто Скорцени, Эрнст Кальтенбруннер), щеголяли шрамами на лице, подчеркивая студенческое прошлое.

Свою долю славы и особую примету заработал и Роберт Миллер. Клинок неизвестного соперника оставил ему шрам от глаза до уха. Миллер-отец возмутился такой беспечностью и отправил сына от греха подальше в Сорбонну. Именно там молодой человек начал представляться как Виктор Люстиг (что-то наподобие Витя-Весельчак).

Молодой Виктор учился на хорошо и отлично, проявил особые способности к языкам. Помимо родного немецкого, а также чешского, который он знал с детства, Виктор бегло говорил на английском, французском и итальянском, как всякий образованный человек того времени, понимал греческий и латынь. Знание языков впоследствии позволило мошеннику с одинаковым успехом проворачивать остроумные аферы в разных странах Европы и за океаном.

В конце «нулевых» годов XX века юноша самовольно присваивает себе дворянский титул, печатает визитки «Граф Виктор Люстиг». Тогда это никого не удивляло: Австро-Венгрия состояла из множества псевдосуверенных княжеств, правители которых имели право возводить в дворянство. Тем более что природное обаяние и аристократические манеры Виктора не оставляли сомнений в его благородном происхождении.

Возвращаться в провинцию, чтобы через десять или двадцать лет занять кабинет отца в ратуше Виктору совсем не хотелось. Он начал промышлять мелкими аферами по разным странам Европы. Путь молодого проходимца не был усыпан розами, его неоднократно ловили. Но удивительная способность договариваться каждый раз спасала Люстига от серьёзных неприятностей. Он ни разу не получил значительного тюремного срока, отделываясь штрафами, которые со вздохом выплачивал отец. 


В течение нескольких лет молодой Люстиг зарабатывал, путешествуя на круизных пароходах, ходивших из Франции в Америку и обратно. Обладая великолепным аналитическим умом и знанием шулерских приемов, он был непобедим в карточной игре, играл с богатыми пассажирами в покер, бридж, а также на бильярде. Кроме карт и катания шаров Люстиг развлекал богачей конкурсами, которые мы сейчас называем лохотронами. Ни один из пассажиров не пожаловался на Люстига, что свидетельствует о блестящей организации афер, в ходе которых жертвы с удовольствием расставались с деньгами.

Здравствуй, Америка!

Когда в 1914 году началась первая мировая война, Виктор Люстиг благоразумно остался в США, так как подлежал призыву в германскую армию или интернированию во Франции. Оглядевшись, он понял, что технически продвинутые Соединенные Штаты – настоящий Клондайк для его мошеннического гения по сравнению со старушкой Европой. Самым громким изобретением Люстига стал money box – денежный ящик, машина, которая печатала стодолларовые купюры.

Люстиг организовал бизнес со знанием человеческой психологии и невероятным артистизмом. Сначала он тщательно подбирал жертву, которая ни в коем случае не заявит на него в полицию – предприятие-то насквозь незаконное. Затем следовало предложение, от которого невозможно отказаться, подкрепленное зрелищной презентацией. Мошенник привозил в дом жертвы волшебный ящик из дорогого дерева махагони, долго над ним колдовал, запускал технологический процесс. Изготовление одной купюры занимало 6 часов. По прошествии времени в слоте для готовой продукции появлялась новенькая бумажка с изображением Бенджамина Франклина. Предусмотрительный Люстиг предлагал покупателю повторить эксперимент. Иногда вместе с клиентом аферист отправлялся в банк проверить подлинность продукта.

Денежный ящик графа Люстига

К слову сказать, всего в недрах ящика он прятал по три банкноты, но большинству клиентов хватало и одной демонстрации. Поначалу Люстиг брал за один волшебный ящик по $10 тысяч, затем поднял цену в 3 раза. Тогда это были очень недурные деньги. Сколько «лохов» развёл таким образом Люстиг, доподлинно неизвестно, однако в английском языке появилось устойчивое сочетание money box scheme, обозначавшее аферу с использованием фальшивого технического устройства. Яркий пример такой схемы – компакт-параболики из фильма «Гений» с Александром Абдуловым.

В англоязычных источниках можно встретить разночтения: одни утверждают, что Люстиг «создавал» стодолларовые купюры, другие говорят, что это были банкноты номиналом в $1000. Последнее вызывает сомнение, так как тысячедолларовая купюра никогда не предназначалась для повседневного оборота, как и другие эксклюзивные банкноты номиналом $500, $5000, $10000 и $100 000. Кстати, на перечисленных купюрах изображены разные американские деятели, всё зависит от года выпуска серии. В 1969 году билеты номиналом выше $100 распоряжением ФРС выведены из обращения. Они остаются законным средством платежа, но подлежат уничтожению после инкассации. В то же время бонистическая стоимость редких долларовых банкнот неуклонно растет. Рекорд принадлежит купюре в 1000 долларов, серийный номер которой напоминал арбуз. Её продали на аукционе за $2 255 000.

После войны «граф Виктор Люстиг» вновь курсирует между Штатами и Европой, придумывая остроумные комбинации. В Италии он торгует министерскими должностями, в разоренной войной Германии продает несуществующие земельные участки, в Австрии умудряется сдать в аренду общественный парк Вены. Люстиг в детстве не зря просиживал дни в кабинете своего отца – он научился тонко чувствовать психологию чиновников и тех людей, которые имели с ними постоянные деловые контакты. Люстиг великолепно эксплуатировал человеческую алчность и постоянный страх разоблачения, неотделимый от коррупции и казнокрадства.

В 1922 году Люстига арестовали в США за мошенничество с банковским кредитом на $10 000, но природное обаяние опять невероятным образом спасло его от тюрьмы.   

Башня на вынос

Апофеозом преступной карьеры Виктора Люстига стала двойная продажа Эйфелевой башни, учинённая летом 1925 года.  В этой афере ему ассистировал некий Дэн Коллинз, переехавший в Америку этнический француз.

Гениальная идея возникла у Люстига после того, как он прочёл в газете статью о значительных расходах мэрии французской столицы на содержание Эйфелевой башни. Автор статьи спрашивал, а не проще ли снести символ Парижа, возведенный изначально как временное сооружение для Всемирной выставки 1889 года.

Виктор Люстиг и Эйфелева башня

Люстиг и Коллинз сняли номер люкс в аристократическом отеле – Hotel de Crillon и напечатали документы, согласно которым Виктор Люстиг объявлялся заместителем министра почты и телеграфов Пятой республики, а Коллинз – его секретарём. После этого сообщники разослали приватное приглашение руководителям пяти крупнейших парижских компаний, занимавшихся сбором и продажей металлолома. В письмах подчеркивалось, что речь идёт о крупном государственном заказе, и содержалась просьба хранить всё в строжайшей тайне.

Заинтригованные торговцы вторсырьём приехали в отель «Крийон». Люстиг предъявил полномочия и сообщил о планах властей утилизировать Эйфелеву башню. На специально арендованном автомобиле Люстиг вывез потенциальных партнёров к объекту сноса, со знанием дела рассуждая о технологии демонтажа и вывоза металлических конструкций. В номере отеля высокие договаривающиеся стороны продолжили обсуждение проекта. Торговцы даже не заподозрили в Люстиге иностранца, так хорошо он владел языком Вольтера. Про Коллинза, выросшего во Франции, нечего и говорить.

hotel-crillon.jpg

В ходе общения Люстиг внимательно присматривался к претендентам, выбирая злосчастного «победителя» тендера. Великолепный психолог, он быстро остановился на кандидатуре Андре Пуассона. В отличие от прочих кандидатов Пуассон ещё не имел достаточного веса в парижских деловых кругах, но очень мечтал войти в высшую лигу парижского бизнеса. Люстиг решил, что желание заполучить престижный государственный контракт пересилит в Пуассоне предпринимательскую осторожность.

Неожиданным препятствием стала супруга Пуассона, которая обратила внимание мужа на странную секретность переговоров. Француз при следующей встрече задал соответствующий вопрос Люстигу. В ответ тот сообщил, что власти до поры до времени не хотят будоражить общественность. Кроме того, мсье Пуассон… есть ещё одна щекотливая деталь. Жалование у чиновника скромное, а жить хочется на широкую ногу. Очень трудно сделать выбор между достойными претендентами. Очень трудно, мсье Пуассон. Ну, в общем, вы меня понимаете.

Откровенный разговор о взятке убедил француза лучше любых государственных гарантий. Его доверенный человек передал Дэну Коллинзу пухлый конверт с наличными. Виктор Люстиг пригласил Пуассона для подписания контракта, выдал тому все бумаги и получил чек на 250 тысяч франков, после чего быстро освободил номер и выехал из Парижа в Швейцарию с чемоданом снятых в банке наличных.

Дело было в пятницу, когда люди Пуассона в понедельник явились в парижский муниципалитет за дальнейшими инструкциями, их ждало жестокое разочарование: Эйфелеву башню никто не продавал и сносить не собирался. Торговец догадался, что его обманули. Поделился ли он горем с прозорливой женой, неизвестно, но вот с полицией, опасаясь неминуемого позора и насмешек коллег по цеху, точно не поделился.

Люстиг и Коллинз месяц колесили по Европе, весело тратя деньги и внимательно следя за новостями криминальной хроники из Парижа. Не обнаружив следов скандала, аферисты вернулись на Елисейские поля и повторили трюк. Пуассона, разумеется, никто не приглашал. За снос башни запросили уже 350 тысяч франков. Победитель принёс чек, но затем что-то пошло не так. То ли его жена оказалась более настырной, чем жена Пуассона, то ли сам Пуассон прослышал о новом конкурсе и решил наказать обидчика, в общем, в номер к мошенникам явилась полиция. Но и тут сыграла уникальная «везуха» графа Виктора Люстига. Он с подельником ускользнул из под носа «ажанов» и отбыл на пароходе в Америку.

История с Аль Капоне

После парижского триумфа Люстиг Европу более не посещал, сосредоточившись на обмане американцев. Среди его «клиентов» оказался даже всемогущий итальянский мафиозо Альфонсо Капоне, одно имя которого наводило ужас на итальянских иммигрантов и тех англосаксов, кому довелось оказаться на пути босса мафии. Именно Капоне, по слухам, придумал вид казни под названием concrete boots: ноги приговорённого помещают в тазик с бетоном, а когда бетон схватится, бросают жертву с моста (впрочем, по другой версии, эту технологию придумали во время гражданской войны в России, а сицилийцы переняли её у русских иммигрантов с Брайтон-Бич).

Ноги в бетон

В 1926 году наш главный герой, испытывавший серьёзные финансовые затруднения (деньги от продажи Эйфелевой башни благополучно закончились) явился к сицилийскому боссу и предложил тому вложиться в биржевые спекуляции. Мафиозо понравился моложавый граф Виктор Люстиг, бегло говоривший по-итальянски, и он дал ему пятьдесят тысяч долларов. Аферист заявил, что через два месяца вернёт сто тысяч.

Люстиг не стал вкладывать мафиозные деньги в оборот, а просто положил пачки долларов в банковскую ячейку. Через два месяца он пришёл к Аль Капоне и с убитым видом сообщил, что у него ничего не получилось. Глаза мафиозо загорелись нехорошим огнём. Пока он раздумывал, с какого моста будет отправлять шарлатана в бетонных ботинках, Люстиг открыл саквояж и достал $50 тысяч: «Если я сказал, что у меня ничего не получилось, то это не значит, что я нечестный человек! Просто мне очень нужны деньги!»

Альфонс Капоне с сигарой

Сложно сказать, как бы отреагировали на такой оборот воротилы сегодняшней русской мафии. Но сентиментальный мафиозо «ревущих двадцатых» растрогался и дал Люстигу 5000 долларов, сказав: «Вернёте, когда сможете». Нужно ли говорить, что Люстиг до конца жизни так и не смог вернуть долг сицилийскому боссу.

Банкноты графа Люстига

Последние годы жизни на свободе Люстиг посвятил почти тому же, с чего и начинал криминальную карьеру в Америке. В 1930 году он познакомился с аптекарем Уильямом Уотсом (William Watts) и химиком Томом Шо (Thomas Shaw) из Небраски. Они наладили выпуск клише, с помощью которых печатали стодолларовые купюры очень высокого качества. Фальшивомонетчики сбывали поддельные «франклины» по всей Америке, полиция так и не смогла напасть на их след. Уотс и Шо обеспечивали техническую часть, Люстиг же, несмотря на возраст (он разменял пятый десяток) ездил по стране, сбывая банкноты. По данным ФБР в обороте в США всё ещё находятся купюры графа Люстига, выявить которые способны лишь дорогостоящие детекторы банков и учреждений ФРС. Коллекционеры готовы отдать за эти фальшивые банкноты любые деньги.

Беда пришла с неожиданной стороны. Постоянная любовница Виктора Люстига  по имени Билли Мэй приревновала мошенника к молоденькой Мэри – подружке Тома Шо. Сдала ли Люстига властям именно Мэй, доподлинно неизвестно, но 10 мая 1935 года некая дама позвонила в полицию и сообщила, где искать фальшивомонетчиков и склад с напечатанными долларами. Федеральные агенты вломились в квартиру Люстига и арестовали его. Денег не нашли, но обнаружили ключ от камеры хранения на станции метро Таймс Сквер. Перепроверив все ячейки, нашли искомое – чемодан с 51 тысячей фальшивых долларов и печатные матрицы.

Виктор Люстиг на допросе в полиции 1935 год.jpg

Люстига отправили в изолятор для подследственных, но великий комбинатор умудрился оттуда сбежать за день до судебных слушаний. Однако фортуна уже окончательно отвернулась от своего любимца. На воле он пробыл лишь 27 дней и был снова арестован в Питсбурге. 5 декабря 1935 года к 15 годам за подделку денежных знаков добавили 5 лет за побег, отправив отбывать наказание в знаменитую калифорнийскую тюрьму Алькатрас, откуда до сих пор не сбежал ещё ни один заключенный.

Удивительный факт. На момент прибытия Виктора Люстига на остров печали там уже отбывал срок за неуплату налогов безнадёжно больной сифилисом Альфонсо Капоне. Встречались ли старые знакомые в тюрьме, неизвестно. В 1941 году мафиозо выпустили из тюрьмы, но по состоянию здоровья к криминальному бизнесу он так и не вернулся. Умер Аль Капоне за два месяца до Виктора Люстига в январе 1947 года. 

За решёткой Люстиг пережил Вторую мировую войну. Мошенничество с сотовыми телефонами из мест лишения свободы в то суровое время не практиковалось. Чем был занят изощренный мозг Виктора Люстига за решеткой, доподлинно неизвестно. Может быть, жалел, что не выучил в юности русский язык и не попробовал проявить криминальный талант в Советской России. 

Виктор Люстиг в тюрьме

В начале 1947 года пожилой мошенник заболел воспалением лёгких (по другим сведениям – раком головного мозга). В начале марта состояние больного ухудшилось, и его перевезли в госпиталь в штат Миссури. Там он и умер 9 марта (по другим данным – 11 марта). В свидетельстве о смерти в графе «профессия» записали apprentice salesman – это что-то вроде «ученик продавца».

Десять заповедей мошенника

Виктору Люстигу приписывают свод правил, разработанный им для людей, желающих посвятить себя ремеслу мошенника:

  1. Будь терпеливым слушателем, не торопись и не демонстрируй раньше времени свои способности манипулирования и перевоплощения.

  2. Не будь скучным занудой.

  3. Дождись, когда собеседник раскроет своё мнение по тому или иному (политическому) вопросу, и в любом случае согласись с ним.

  4. Если речь идёт о религии, узнай, во что верит собеседник и (на словах) прими его веру.

  5. В разговоре осторожно намекни на секс и непристойности, но не развивай эту тему, если собеседник не проявляет интереса.

  6. Никогда не говори о болезнях (ни своих, ни чужих), если только собеседник не начал говорить о них сам.

  7. Не вторгайся в личное пространство человека, если он хочет – он всё расскажет тебе сам.

  8. Не хвастайся успехами – твою успешность должны подтвердить облик и поведение.

  9. Будь всегда опрятен.

  10. Не напивайся.

 Читайте биографии великих мошенников мира на страницах информационно-аналитического портала Проаферы Ру.


  
Обсуждение
Анна Иванова
Гость

Ваш комментарий

Защита от автоматических сообщений