Уайз Томас proafery.ru

Уайз Томас

1859 - 1937 341 0

Любить книги можно по-разному: как источник знаний и впечатлений, как коллекционную ценность, как друзей, или как выгодное вложение средств. А еще на любви других к книгам можно неплохо заработать, как это сделал Томас Уайз. Его афера была гениально проста - он не выдавал свои стихи за чужие, не находил «архивы классиков», не воровал в музеях раритеты. Он просто подделывал сами книги.

Начало

7 октября 1859 года в семье коммивояжера из Грейвсенда родился будущий великий аферист, книголюб и почетный библиотекарь - Томас Джеймс Уайз (Thomas James Wise). Получив довольно неплохое домашнее образование, юноша смог претендовать на хорошую работу. И в 16 лет устроился в торговый дом, принадлежавший Герману Рубеку, правда, через полгода хозяин решил уволить работника.

Применив все свое обаяние и влияние, отец юного Тома уговорил Рубека дать парню второй шанс, так что Уайз был принят обратно, и работал в торговом доме до самого 1906 года, параллельно раскручивая свою аферу.

Работа парню нравилась, но еще больше ему нравилось читать. Книги его интересовали всерьез, и вскоре молодой Уайз начал собирать свою собственную коллекцию. Он тратил на приобретение книг практически весь заработок, отказавшись от кэба и возможности перекусить в уютном заведении.

Постепенно букинисты, у которых Уайз находил книги для своей коллекции по невысоким ценам, начали узнавать парня, а он постепенно запомнил, какие где цены и иногда с накруткой перепродавал издание, приобретенное в одном из магазинчиков, другому букинисту.

Почти сразу он осознал ценность первых изданий и малых тиражей - такие книги редки, и с каждым годом достать ограниченное издание будет все сложнее. А значит, и дороже. Видя интерес молодого покупателя, некоторые продавцы стали откладывать коллекционные издания специально для него. Что-то он оставлял себе. Что-то перепродавал в более фешенебельных районах, чем букинистические лавки Уэст-Энда.

Сообразив, что к чему, Томас начал собирать «частные» сборники и альбомы, выпущенные малым тиражом. Вскоре ему улыбнулась удача - в руки начинающего бизнесмена попали «домашние» сборники середины XIX века. В числе находок были обнаружены Йетс, Диккенс, Шелли, Мур, Байрон и Киплинг, а также ряд подарочных изданий менее известных на тот момент литераторов.

Лорд Байрон

Сокровище

Прекрасно осознавая, какую ценность будут иметь эти книги, отданные ему за бесценок, уже через 10-15 лет. Ведь подарочные и пробные издания, часто выпущенные без вычитки и редактуры, постепенно исчезают с букинистического рынка. Некоторые - насовсем. Иные перевыпускают с учетом правок и дополнений автора и редактора. Отдав приличную по тем временам сумму в 20 шиллингов за оригиналы Мура и Шелли, Уайз не пожалел ни разу.

Ведь в его руки попали исключительно редкие книги, чья ценность будет расти очень быстро. Впоследствии он соберет более 50 изданий, которые, к тому же, были в отличном состоянии - настоящее сокровище. И Томас приложил руку к его созданию.

Мистификация была идеальна: в процессе чтения первых изданий, Уайз подумал, что, возможно, им предшествовали рукописи, дневники и пробные сборники, так и не пошедшие в печать. Отчего же, решил он, не создать эти сборники, взяв реальные стихи и рассказы автора и выпустив их небольшим тиражом с более ранней датой?

Поэт Томас

Будучи молодым, романтичным и влюбленным, Уайз писал стихи и сам. Со временем подборка достойных на взгляд Томаса произведений выросла до формата небольшой книги, и парень решил ее издать. Для выпуска своей первой книги он обращается к Уильяму Фулфорту, чья типография была расположена на Пентонвилл-роуд.

Тщательно все продумав, Том составил очень подробные указания по печати, и в 1882 году стал счастливым обладателем 35 прекрасно оформленных книг собственных стихов. Довыпуск шести экземпляров в обновленной стилистике Уайз сделал в 1883 году, в том числе, чтобы убедиться - типограф выполняет работу ровно по плану и без выяснения подробностей.

Следующим заказом Томаса стала «Ода к Соловью» Джона Китса - всего 29 экземпляров, которые были щедро оплачены. Впрочем, больше Уайз с этой типографией не работал - техника исполнения не дотягивала до уровня, который был нужен для идеи Тома.

Джон Китс

Параллельно Томас продолжал покупать книги. Порой он невероятно удивлялся, обнаружив в знакомых лавочках первоиздания за крошечную, попросту смешную цену - не все букинисты представляли реальную стоимость старых книг. Том ограничивал себя в еде и редко покупал что-то, кроме книг.

Он отдавал за книги 30, 40, 50 фунтов, получая на работе всего 4 фунта в неделю. Торговцы полагали, что парень богат, как Крёз, однако на каждую такую покупку Уайз копил деньги. И собирал, собирал свою библиотеку редкостей, носившую имя Эшли, по адресу его нового дома.

Впрочем, работал Уайз очень хорошо, и к 30 годам из мальчика на побегушках дорос до должности кассира, а потом и администратора. А после работы его ждал целый мир, полный шелеста страниц. Вскоре к шелесту присоединился мелодичный женский смех - в 1890 году Уайз женился на юной Селине-Фанни Смит, разделявшей его увлечение, и переехал на Эшли-роуд.

Смена курса

В поиске первых изданий Том пришел к мысли, что до отправки в печать многие авторы писали черновики, экспериментальные сборники и отрывки, которые, вероятнее всего, хранятся в семейных архивах. Стоило получить к ним доступ, и Уайз меняет курс.

Направление оказалось верным: людям было приятно внимание обходительного молодого мужчины и его интерес к литературе и книгам. Полагая, что продают ненужный хлам, наследники писателей отдавали за бесценок именно то, чего желал Уайз - самые первые и редкие издания, рукописи, подборки, которые составляли авторы, архивы.

Некоторые из наследников и вовсе дарили найденные раритеты, полагая, что юноше книга нужнее, а брать плату за бывшие в употреблении книги с небогатого парня просто некрасиво. Он посещал дочерей, сыновей, племянников и племянниц, внуков, зятьев и невесток литераторов, и всегда уходил с добычей.

Так в библиотеку Эшли попали «Эпипсихидиона» и «Эллада» Шелли, и даже запрещенный «Эдип-тиран» Трелони, купленный у зятя за 36 фунтов. С торгов книга ушла в 1920 году за 1220 фунтов, и это не самая выгодная из сделок Уайза.

Перси Шелли

Но настоящей золотой жилой стала библиотека Суинберна, которая в 1909 году досталась его пожилому знакомому - а тому уже было 77, и самостоятельно разобраться с книгами он не мог. Наследник пригласил Уайза помочь с архивами, и Том воспользовался удачей по максимуму, скупив за бесценок все более-менее стоящие книги.

Чуть ранее Уайз начал всерьез интересоваться Браунингами и их творчеством, и, когда в 1881 было организовано Браунинговское общество, он стал соучредителем, а с 1884 года - секретарем и членом правления.

Как член общества, он посетил дом писателя и был восхищен первым изданием «Паулины» 1833 года. Попытка выкупить книгу не увенчалась успехом, и найти вожделенный экземпляр Томас сумел лишь в 1888 году, заплатив букинисту 22 шиллинга за бесценное сокровище. Вопрос лишь в том, что к выпуску этого издания он приложил руку лично.

Идея напечатать «Паулину» факсимильно пришла ему еще в гостях у Браунинга, и в 1886 году он убедил общество в необходимости переиздания книги.

Продумав все до мелочей, Уайз приступает к реализации своего гениального замысла. Должным образом подготовленную к изданию книгу Уайз отправлял в типографию Ричарда Клея с сыновьями, где сборники печатались по технологии, имитирующей старинные выпуски книг. Совершенно уверенные в том, что исполняют заказы британского литературного общества, работники типографии не задавали вопросов, и ставили указанные Уайзом даты выпуска. Не последнюю роль здесь играла и репутация Томаса: к началу реализации своего плана он имел славу библиофила, собирателя редкостей и покровителя литературы.

Размер тиража Уайз определял навскидку, но всегда он был небольшим, что создавало еще больший ажиотаж. «Паулина», например, была напечатана в количестве 400 штук. Выпущенные по его заказу книги объявлялись наиболее ранними изданиями, и, поскольку они включали в себя только тщательно отобранные материалы, никто не усматривал противоречия.

Роберт Браунинг

Первоначально переиздание предназначалось только для членов клуба, но даже после ликвидации общества в 1910 году книги остаются в продаже.

Аналогичным образом Уайз поступал с ранними переизданиями Шелли, Мура, Киплинга и многих других писателей. Он состоял в обществе Шелли (и умудрялся оплачивать свою аферу со счетов общества), параллельно издавал копии купленных ранее произведений других авторов и сбывал их подальше от Лондона букинистам, получая с перепродажи изданий неплохой доход.

Каталог и сказки

Подкрепляя имидж книголюба, а заодно и увеличивая доверие со стороны потенциальных покупателей, аферист вносил свои подложные издания в библиографические указатели вместе с реально существовавшими редкостями. В результате подделки в общей массе становились незаметными, тем более что в обработке Уайза указатель сам был чем-то вроде сборника маленьких рассказов.

Томас, помимо любви к деньгам и литературе, обладал талантом рассказчика, так что каждая книга в каталоге имела небольшое интригующее описание, прообраз современных summary. На фоне реальных историй выдуманные книги с выдуманными легендами становились еще более настоящими.

Библиотека Эшли, которая получила название по адресу, где располагался дом Уайза, купленный после женитьбы, пополнялась только оригиналами - копии были нужны для продажи и получения прибылей, а коллекция Томаса не могла содержать подложных книг.

Путь к разоблачению

Проводя немало времени за переизданием книг, Томас одновременно подогревал к ним интерес. Помимо каталога, он использовал в качестве пиар-технологии скандалы, иногда вбрасывая в прессу информацию о появлении фальшивок или ценных находок на рынке подержанных книг.

Например, история с Водсвортом, чьи поэмы 1807 года выпуска Уайз приобрел по наводке знакомого пастора-библиофила по фамилии Брук. После Том приобретает двухтомник «Поэм» и «Лирические баллады» 1798 года. После чего сделал громкое заявление, сообщив, что лишь два издания Водсворта можно считать оригинальными.

Уильям Вордсворт

Этот автор создал для мошенников идеальные условия, поскольку любил дорабатывать свои произведения, и первоизданий у него было несколько. Увы, Уайз оказался прав, и три издания из пяти точно были выпущены не ранее 1860 года, поскольку были набраны новым шрифтом, до того не применявшимся. Впрочем, создав шумиху, Томас подставился и сам.

Страницы 97-98 исправленных Уайзом поздних изданий и якобы оригинальных ранних были идентичны - и это заставляло предполагать, что подлинность ранних изданий тоже сомнительна.

Второй раз Томас подставился, публикуя “Поэмы и сонеты” Шелли в издании Сеймора в 1887 году. Он назвал соавтором Даудена, который в 1886 году выпустил собственную книгу о жизни Шелли, включив в нее ровно те же сонеты. Естественно, что Дауден обман раскрыл, но за счет связей и репутации версия Уайза о соавторстве распространилась намного быстрее. Скандал все еще был далек.

С1889 по 1894 год Том публикует шесть томов переписки Шелли, но тут один из торговцев начинает задавать вопросы. И в первую очередь - о наличии разрешения на публикацию. Томас выкручивается, смешав правду и ложь: письма реальны, принадлежат адвокату из Сассекса Генри Слэку, однако разрешения на снятие копий не было. Оправдания мошенника, кстати, объясняли полное отсутствие любой информации об издательстве в книгах - тираж был фактически анонимным, в формате пиратской копии.

Афера набирала обороты, и мошенник-библиотекарь постепенно увеличивал свой капитал. А в 1892 году он вышел на рынки Америки с помощью Джона Ренна, чикагского торговца.

Пользуясь своей репутацией, Уайз стал для американских библиофилов своеобразным гуру по вопросам подлинности и реальной ценности изданий. Он помог Ренну собрать свою библиотеку, и в 1920 году имя Ренна даже появилось в каталоге.

Том включил описание библиотеки, как самой полной частной коллекции в Чикаго, в свой каталог, в том числе и с целью увеличения продаж.

Ренн, который не только собирал, но и перепродавал книги, обеспечивал Уайзу более тысячи фунтов дохода ежегодно, считая при этом, что лондонский библиофил ему друг, наставник и добрый советник. Коллекция американца была самым полным собранием подделок Тома, но владелец ее умер раньше, чем аферу раскрыли.

Окончание аферы

Высокие цены и выпуск книг, которые никогда не существовали, создавали угрозу всему бизнесу Уайза, но остановиться он не мог. Однако подозрений становилось все больше.

О том, что кто-то наводнил рынок раритетов фальшивками и более поздними перепечатками, говорило и общество архивариусов, открытое в 1893 году. Томас, как видный библиофил и автор ежегодных каталогов, в данное общество входил, и составил два из семи выпусков «Справочного каталога рукописей» по Бронте и Диккенсу.

Чарльз Диккенс

Любопытно, но свое отношение к обществу Том предпочитал скрывать, а каталог рукописей не числится в каталогах периодических изданий библиотеки Эшли. Позднее все упоминания об участии Уайза в работе архивариусов были старательно изъяты.

Сомневались в подлинности его изданий и издатели. При подготовке 39 томов «Сочинений Рескина» к Уайзу обратились А. Уэддерберн и Э. Кук.

Томас с удовольствием предоставил библиографию Рескина, в которую он включал не только находки, но и собственные переиздания. Когда же вышла публикация соавторов, Уайз был неприятно шокирован - оба издателя сомневались в подлинности предоставленных Томасом «Скифского гостя», «Сада королев». Более того, разоблачители нашли и источники, из которых фальсификатор перепечатал произведения, а также провели анализ и установили, что книги совершенно новые, что заставляет сомневаться в честности каталога Эшли, непредвзятости Уайза и правомерности тех цен, которые назначены за эти подделки.

Увы, с косвенными доказательствами против репутации Томаса идти было бессмысленно, а прямых свидетельств, связывающих фальшивки с библиофилом на тот момент у соавторов не было.

Еще один скандал, из которого Уайз выпутался, случился вокруг «Нескольких Воспоминаний о колледже» Стивенсона. На брошюре в 18 страниц стояла дата издания - 1886 год, Эдинбург. Расследование вокруг подделки началось в 1898 году, когда издание попало на рынок.

Роберт Стивенсон

На стороне обвинения была публикация «Воспоминаний» в «Новом Амфионе». На стороне защиты - слухи о публикации капсульной серии и наличии у одного известного библиографа подписанного Стивенсоном экземпляра. Уайз, как тот самый библиограф, ввязался в спор, но все его аргументы были разбиты в заметке Фрэнка Сейбина. Тем не менее, до прямых разоблачений этот скандал тоже не дошел.

Вместе с тем, состояние Тома продолжало расти. Прожив в первом браке всего два года, он развелся с Селин по ее инициативе, и в 1890 году женился на Фрэнсис Гринхелш, с которой и спланировал открытие собственного дела.

Взяв в компаньоны сына своего бывшего шефа, Отто Рубека, Уайз открывает собственное отделение фирмы по продаже ароматических веществ. Прибыльное предприятие было открыто в 1906 году, и до 1912 года Томас принимает активное участие в работе фирмы, после чего перепоручает ведение дел компаньону, решив посвятить максимум времени своим любимым книгам.

Он составлял подробные библиографии и каталоги тех авторов, которых в течение своей мошеннической деятельности переиздавал и подделывал, словно готовил разоблачение самого себя. В библиотеке Эшли на тот момент имелось приличное количество несброшюрованных подделок, и, когда один из младших коллег надумал открыть книжный магазин, Уайз продал ему все «остатки» за 400 фунтов. Более половины из 700 изданий оказались подделками, и с бывшим боссом Горфин рассорился. Впрочем, те самые остатки выкупили посредники Тома в 1933 году, за те же 400 фунтов, обвинения с магазина сняли, и Горфин до 65 лет жил спокойно, хотя с Уайзом так и не помирился.

В период после окончания Первой Мировой на рынке появляется масса раритетных изданий из частных коллекций, Томас активно скупает редкости и продает поддельные раритеты. Цены росли с огромной скоростью, и аферист сделал немало ценных вложений.

Действительно «завязать» с преступной деятельностью Уайз смог только в 1921 году, когда его богатство было достаточным, чтобы издавать вполне законные и крайне полезные библиографии известных авторов, после чего издал самый полный Каталог библиотеки Эшли - получилось 11 томов, которые вышли в 1922-1936 годах.

Регулярно очередное расследование других библиографов выходило на Уайза и натыкалось на его железобетонную репутацию. Так, например, произошло с Флорой Ливингстон в 1927 году, когда она разоблачила подделки Киплинга, изданные Уайзом.

Редьярд Киплинг

К тому моменту он уже занимает пост президента Библиографического сообщества, а в 1927 году становится членом Роксбергского клуба. И конечно, доводы миссис Ливингстон для него - не более чем досадное недоразумение.

Тем не менее, Уайз понимает, что еще одно разоблачение может завершить его литературную карьеру, и начинает разоблачать подделки сам. Как литературный детектив, он периодически совершал импульсивные поступки: мог разорвать или выбросить подделку, найденную у перекупщика, сделать громкое заявление.

Несколько раз он попадал впросак, например, когда объявил подделкой оригинальное издание Байрона, или наоборот, купился на подделку Жибле. Тем не менее, громкая слава разоблачителя его не защитила.

К Уайзу в 1933 году явился некий Грэм Поллард и начал довольно подробные расспросы о целом ряде изданий, затронув и слухи о том, что издание «Сонетов» Э. Браунинг 1847 года - фальшивка. Всегда в хорошем состоянии, отпечатанная на современной бумаге и шрифтом, которого в 1847 году еще не существовало, она не могла быть настоящей.

Поллард и его коллега Картер вышли на Уайза через Горфина, который получил «Сонеты» месте с остальными «остатками». Стоит ли удивляться, что торговец сдал обманщика, заодно сообщив, какие еще книги были проданы ему Томасом.

Поллард и Картер собрали доказательства подделки каждой из книг.

Их насторожило, что все издания «нашлись» не ранее 1888 года, в том числе, не попадали в библиотеку при Британском музее. Практически все «находки» отыскал и описал в библиографиях именно Томас Уайз, а распространились подделки в основном от Горфина, который не скрывал, что купил их у Уайза. Самому Горфину на момент начала аферы было всего 10, так что с него подозрения были сняты.

Библиотека Британского музея читальный зал

Далее детективы провели анализ бумаги, чернил, шрифтов и в 1934 году выпустили книгу-расследование, которая произвела фурор в литературной среде. Уайз решил перевести подозрения на Гарри Формена, который часто скупал несколько свежеизданных экземпляров, а потом их перепродавал, в том числе и Уайзу. Но тут опять сработали показания Горфина о несброшюрованных книгах, которые никак не могли пройти через руки Формена, поскольку на рынок не попадали.

Скандал вызвал волну гневных обращений к Уайзу с требованиями сознаться и вернуть деньги, однако аферист попросту игнорировал шумиху. Увы, его здоровье получило ощутимый урон, и он слег.

Вяло огрызаясь на нападки Полларда и Катера, Уайз до последнего называл их работу выдумкой, однако так и не подал в суд за клевету, и логичных опровержений не привел. Полученный удар сокрушил его репутацию и здоровье, так что еще три года Томас вел жизнь тихую и незаметную, не участвуя в библиографическом сообществе и не следя за его новостями.

13 мая 1937 года, в почтенном возрасте 77 лет Томас Джеймс Уайз скончался. Вместе с некрологом в прессу попадает письмо Э. Эсдейла, где он сожалеет, что фальсификации так и останется тайной для общественности.

Завещание Томаса Уайза отличалось от обещаний - Библиотека Эшли была оставлена жене с разрешением продажи, у Британского музея было лишь право первого выбора. Однако супруга покойного решила отдать библиотеку музею вместе со стеллажами за символические 60 тысяч фунтов. Этим огромным собранием исключительно оригинальных книг до сих пор пользуются британские учёные и студенты.


Обсуждение
Гость

Ваш комментарий

Защита от автоматических сообщений